Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (1 Голосов, в среднем: 5,00 из5)
Загрузка...
76 просмотра(ов)

Геометрия романа “Обломов”

 

Какая геометрическая фигура романа “Обломов” сразу бросается читателю в глаза? Даже не открыв первую страницу, а всего лишь взглянув на название романа, становится ясно, что фамилия главного героя – говорящая, “Родов дрыхлеющих обломок, и, по несчастью, не один” – слова Пушкина, которые у простого человека ассоциируются со словом “Обломался”, “не дошел до конца”. Но есть и более простое понимание фамилии, для которого не надо строить никаких ассоциаций, которое строится на значении корня “обло” – что значит круг.

Сам же роман начинается с описания места действия, с описания главного героя – мы видим “полного, апатического человека, с заспанными глазами”. Но и конец романа – это описание места действия (только уже Выборгской стороны), Штольц прогуливается со своим приятелем литератором, а за ними едет коляска. И если посмотреть ближе на образ литератора, мы увидим, как сильно он напоминает нам Обломова – ведь это тот же “приятель, литератор, полный, с апатическим лицом, с задумчивыми, как будто сонными глазами”. Штольц решает поведать историю Обломова, завершая роман фразой “Сейчас я все тебе расскажу, а ты запиши , вдруг кому-нибудь пригодится. И он рассказал ему, что здесь написано”. Штольц закругляет роман, возвращая нас к началу.

В чем заключается утопичная мечта Обломова, место, которое золотой нитью проходит через весь роман – это гармония, символизирующая круг, это детство, с которого начинается жизнь каждого из нас, и которым закончилась жизнь Обломова.

Все в Обломовке идет своим чередом, один день перетекает в другой без каких-либо изменений. Даже “правильно и невозмутимо совершается там годовой круг”, и в рамках этого годового круга все идет последовательно – “Зима, как неприступная, холодная красавица, выдерживает свой характер вплоть до узаконенной поры тепла, все идет обычным, предписанным природой общим порядком”, “По указанию календаря наступит в марте весна..”.
Природа милостива к человеку, она с одной стороны не пугает его, а с другой – не вызывает в нем острых чувств. Как нет в Обломовке страшных бурь, “зверей рыкающих”, больших гор, поглащающих человека и глубоких морей, которым не видно конца (снова круг, ведь мы не можем увидеть, где кончается море – оно тянется бесконечно, в то время как в Обломовке привычно осязать “кончаемость”, бесконечность не познать полностью, она сложна), но есть “овцы блеющие и коровы жующие”, невысокие холмы, с которых так удобно зимой съезжать на санях. Но нет и сольев, потому что соловьиная песня охватывает человеческое сердце, вселяет в него тревожность, заставляет задуматься. Нет и луны, никто не любуется ею, все называют луну месяцем и лишь по нему определяют время. А время в Обломовке течет неспешно, медленно и годовой круг проходит своевременно. Все в этом дивном крае проходит так, как было сто лет назад и двести лет назад. Размеренность можно увидеть и в структуре романа – описание сна обломова растянуто на 200 страниц, скитания Ольги – Штольц или Обломов – еще на 200 страниц. Скука тянется сквозь все 600 страниц – это и есть психоделическая черта романа.

Любовь, рождение, брак, труд, смерть – вся жизнь Обломовки сводится к этому кругу и так же неизменна, как смена времён года.

Если взглянуть чуть ближе – на то, как проходит день в обломовке – то тут тоже все циклично, все последовательно, размеренно. Утро начинается неспешно, перепозлает в обед, трапеза переходит в сон, тот в чаепитие, потом наступает ужин, вечер, и снова все идут спать.

Было одна история – как-то раз увидели мужики заснувшего в овраге человека, пошли посмотреть на него, а старики говорят им: “Нездешний, так и не замайте!”. Чужого – не замайте, нездешнего – не замайте! В этом и выражается отношение к чужому в Обломовке. Все кажется “зацикленным” само на себя – нет денег, нет контакта с внешним мира, снова можно видеть “закругленность”.

Но если выйти за пределы сна Обломова и поискать фигуры в сюжете, в структуре романа – то снова можно увидеть круг. Круг эмоционального состояния Обломова, которое идет вровень с сезонным кругом. Весна – это первая часть покоя, летом и осенью идет нарушение обыденного состояния Обломова, но зимой все возвращается на свои места.

Обломов, родившись и сохраня образ Обломовки в своей душе, обрел его в конце романа рядом с Агафьей. За каждым персонажем “стоит” его говорящая фамилия,она говорит, из чего “состоит” человек, Тарантьев – тарахтит и готовится укусить, как тарантул. Пенкин – поверхностный, Судьбинский утверждает, что все зависит от судьбы и от способностей, а Ольга Ильинская принадлежит Илье, ее долг – ее любовь. Каждый персонаж – как отдельная фигура, “завязанная”, “зацикленная” сама на себя.

Обломов лежит в центре романа, а вокруг него по своим орбитам летают другие герои. Как солнечная система, солнце в ней неподвижно, но, по факту, и другие объекты в ней никуда не сдвигаются, все движутся по кругу, по круговым орбитам.

В завершение мне хочется посмотреть на трех главных персонажей романа – Обломова, Штольца и Ольгу. Добролюбов составил иерархию персонажей – Обломов – это человек прошлого, образ которого исчезает, но все еще частично сохраняется в привычках и нравах русского человека. Штольц – человек настоящего, а Ольга – это характер близкого будущего, общественный миссионер, говорящий “Вперед!”. Они встали во временную шеренгу. А кем стал человек сейчас? Смысл его жизни – долг, труд или, быть может, поэзия? Неужели, и тут можно увидеть круг?…

 Автор: Лия Денисьева  

Добавить комментарий

Required fields are marked *. Your email address will not be published.