110 просмотра(ов)
Литературный очерк «Последнее письмо»

Лидия Евгеньевна только вернулась домой после суточной смены в больнице. Жила она в маленькой деревушке за Москвой, рабочих не хватало, именно поэтому приходилось сутками пропадать на работе.

Дома царила тишина, лишь только слабое тиканье настенных часов отражалось от пустых стен. В этом месте уже давно не было тепла, только холод, который заставлял сотни мурашек пробегать по телу. Все казалось таким неживым, пустым, будто тут уже многое время не появлялись люди и их любовь. Но Лидия возвращалась сюда каждый день. Ведь этот дом- единственное, что осталось у неё после войны. Она никогда не забудет то страшное время, когда даже в доме было небезопасно. Девушка засыпала, готовясь к худшему, а просыпалась с облегчением, ведь смогла прожить ещё одну ночь.

Сняв свою поношенную дублёнку и уже стоптанные сапоги, Лидия прошла в комнату. В больнице платили мало, хватало лишь на пищу и дрова, чтобы хоть немного прогреть дом к ночи. Поэтому о новой одежде она пока что думать не могла, приходилось довольствоваться тем, что есть.

Пройдя в комнату, она села за деревянный письменный стол, стоявший у окна, и зажгла керосиновую лампу. Огонёк внутри начал играть, разгораясь с каждой секундой. Казалось, он создаёт целые сюжеты внутри лампы. В комнату через окно попадал свет от уличного фонаря. Его лучи остановились на лице девушки. А ведь она и правда была до безумия красива. Густые каштановые волосы падали на плечи, на щеках был лёгкий румянец, а губы потрескались от сильного мороза на улице. Большие голубые глаза на свету были как стёклышки, которые вот-вот треснут, а из них, осколками, посыплются слёзы.

Руки начали дрожать, а сердце билось с неимоверной скоростью. Тяжело дыша, она открыла верхний ящик, находившийся в левой части стола. Он был наполнен различными документами, папками и прочей макулатурой, которая долгое время не разбиралась. Немного покопавшись, Лидия достала с самого дна ящика пожелтевший от старости конверт.
«Кузнецовой Лидии Евгеньевне деревня Ватутино, улица Ленина, дом 21.

От: Кузнецова Алексея Ивановича» — было написано на лицевой части конверта, а сбоку красовались несколько цветных марок и побледневшая печатать.
Это было письмо с фронта от ее мужа. Точнее, последнее написанное им письмо… С того момента прошло уже больше двух лет, а письмо так и было нетронутым. Она боялась, просто не могла даже притронуться к нему все это время. Но сегодня она точно знала, что должна его открыть.

Аккуратно оторвав край небольшого конверта, Лидия достала ровно сложенный листок, который тоже успел пожелтеть, а от сырости на нем были видны бледные разводы.
Несколько минут она просто смотрела на этот свернутый в два раза лист бумаги, будто пыталась угадать, какие слова ее там ждали столько лет. Ее сердце не могло решить, правда ли ей это нужно, но отбросив все сомнения, она развернула письмо.

«Лидочка, здравствуй, пишу тебе с Ленинграда. Держим путь через Ладожское озеро.»
Именно так начиналось это письмо. Тихонько улыбнувшись уголком губ, девушка отвела взгляд от слов на бумаге. А ведь она так давно искренне не улыбалась. «Лидочка, здравствуй…» Всего два, казалось, обычных слова смогли заставить тепло разливаться по ее телу. Эти слова были такими родными и близкими для неё.
«Ну как ты там, моя родная? Я перечитываю твои письма каждый день и очень скучаю. Написанные тобой строки всегда ношу с собой, в боковом кармане, у сердца. Стал реже писать сам, так как нет бумаги, а иногда и времени, за что прошу простить. Из новостей: успел на днях сделать новые фотографии, красивыми вышли, живыми такими, настоящими. Позже постараюсь отправить тебе.»

Фотографии… Лидия прекрасно знала, как Алексей любит фотографировать, даже на фронт без фотоаппарата уехать не смог. Раньше она любила часами пересматривать снимки, сделанные им. Они всегда получались какими-то особенными, передающими его внутреннее состояние. Поэтому по фотографии она могла понять, что он чувствовал в эти моменты. Был ли он счастлив, или что-то его беспокоило.

«Пару дней назад получил ранение. Пуля вошла в предплечье, но все обошлось, ее достали без последствий, немного болит, но в целом, все хорошо. Ещё пару дней и буду как новенький. К нам поступили продукты, поэтому кормить стали чуть лучше. Теперь горячую еду дают 2 раза в день, а не один, мужики рады, а я вот, по супчику твоему овощному скучаю.»
И вновь легкая улыбка появилась на ее лице. Она до сих пор иногда вспоминает те тёплые вечера, когда любимый муж приходил с работы и они садились есть его любимый овощной суп с гренками, разговаривали о минувшем дне и были просто счастливы, ведь тогда было все по-настоящему хорошо.

«О наших днях тебе хорошо известно. Уже близок день, когда мы освободим наши земли от фашистской нечисти. Скоро вернусь домой, обязательно вернусь, веришь? Ах да, письмо с поздравлениями в честь моего дня рождения получил, спасибо. Ещё пару лет, и мне сорок стукнет, совсем старик у тебя. Хочу этот день провести только с тобой. Ну ничего, на юбилей обязательно съездим на наш старый мост за озером, столько с тем местом связано, помнишь его? Когда ещё детьми были, всегда там встречались. Пиши чаще, твои письма помогают мне не унывать. Целую, обнимаю. Твой Алёша.»

Дочитав письмо, Лидия все также аккуратно свернула лист и положила его на стол.
-Ты ведь обещал вернуться, Алексей…- прошептала куда-то в пустоту она, после чего слёзы побежали из ее глаз. Сейчас ей так не хватало его, его тепла и заботы. Он был единственным, кто заставлял ее радоваться каждому новому дню. А сейчас… она потеряла и его. Обида и отчаяние нарастало с каждой новой минутой. Он погиб за пару дней до окончания битвы. Неудачно попавшая в него пуля, и все — его сердце навсегда перестало биться…

Затушив лампу, она осталась в темноте, лишь только лучи уличного фонаря освещали пустую комнату. За окном кружились крупные хлопья снега, которые были похожи на белых бабочек.

Спустя пару минут, немного придя в себя, она взяла письмо и вышла из комнаты. В предбаннике, у входа в сам дом, было куда холоднее. Из-за уже старых стен у потолка виднелся тонкий слой инея. Лидия надела все ту же дублёнку с сапогами, закрыла дверь на ключ и вышла во двор. Тишина. На улице ни души.
В эту же секунду щеки начало неприятно жечь. Это влажные дорожки от слез начали замерзать. Натянув повыше тёплый шарф, она вышла за калитку. На улице уже стемнело, поэтому на фоне темного неба дома, с включённым светом внутри, смотрелись особенно контрастно.

Грусть в ее душе снова начала нарастать. В каждом из этих домов жили семьи, со своими трудностями и проблемами, но они были вместе. Они были друг у друга..
Отбросив лишние мысли, она точно знала, где окажется через несколько минут. Лидия не думала ни о чем, она просто шла. Спустя почти пятнадцать минут девушка оказалась на месте. Она пришла на тот самый мост, про который ей писал Алексей.

Мост был небольшой, уже почти разрушенный и признанный аварийным. Последний раз она была в этом месте в тот день, когда Алексея забрали на фронт. Пройдя немного дальше, девушка свернула к тому старому поваленному дереву, у которого ещё в юности, они встречались каждый день.
Придя туда, она не могла сдержать слез, и только лишь эмоции снова настигли ее. Она чувствовала его тепло, слышала его дыхание. Закрывая глаза, девушка видела своего мужа, такого живого и счастливого. Но вновь открывая глаза, видела лишь пустой берег замерзшего озёра.

Мысли путались, ноги дрожали то ли от холода, то ли от состояния. Подойдя вплотную к дереву, она увидела ту самую красную ленточку, которую они завязали ровно в этот день, ещё около 20 лет назад. Девушка достала из кармана новую ленту. Но на этот раз лента была чёрной… Это ещё больше ранило ее, но она понимала, что должна сделать это и отпустить.
Завязав чёрную ленту рядом с красной, она вновь достала конверт с вложенным во внутрь письмом. В конверте находился ещё один лист бумаги, чуть меньше и будто новее. На листе была их фотография с этого самого места, супругам тут не больше 20. Такие молодые и счастливые. Приложив руку с фотографией к сердцу, она посмотрела в небо. Тысячи звёзд смотрели на неё в ответ.

— Вот тебе и сорок, мой родной…-прошептала Лидия, когда новая слеза скатилась по ее лицу и разбилась на тысячу осколков. Она ушла, но точно знала, что с тех пор он всегда будет рядом с ней.

 Автор: Виктория 
Оцените
+1
1
+1
15
+1
1
+1
0
+1
3
+1
0
+1
0

«Последнее письмо»

Добавить комментарий

Обязательные поля помечены *. Ваш email адрес не будет опубликован.